О НАС

 
Творческие встречи:
 
       Прессцентр г.Севастополь 12.12.2012
       ул.Суворова 39, офис 1 (4-й этаж) в 
       11.00
       ЛНАИ, Севастопольский  
       факультет 13.12.2012
       ул. Мечникова 5 1 этаж 11 аудитория
       14.00
 
       Резиденция Артзебс, работает для того,
       чтобы показать знаковых  художников
       в Украине и познакомить их с Крымом.
       В рамках этой программы,
       8-й год проходит
      Симпозиум современного искусства  
      Бирючий на Азовском море,
      проходили резиденция Вики Бегальской (Москва)
в Ялте, в усадьбе Барятинских и  Вячеслава Машницкого (Херсон)
    в Байдарской долине.
 
Гость, с которым мы хотим вас познакомить –
Никита Феликсович Алексеев (Москва)
 Декабрьские крымские тезисы
1. Я не знаю что такое искусство. Вернее я знаю, чем оно не является. Искусство это не наука, так как в нем нет прогресса. Искусство это не духовная практика. Я не верующий, но уверен, что для слияния с божеством или для вхождения в рай есть более правильные методы, чем методы искусства. Это не политика и не общественная деятельность: оно не помогает построить справедливое общество. Это даже е ремесло, не дизайн: искусство отнюдь не всегда заключается в изготовлении полезных, экономичных, удобных и красивых продуктов. Единственное, что я могу положительно утверждать про искусство – это что-то, вечно занимающееся поиском ответа на вопрос: "Что такое искусство?" И если бы я знал, что такое искусство, точно занялся бы чем-то другим.
2. Но я и не знаю, что такое время. Вернее, я не уверен, что время линейно. Думаю, все обстоит куда сложнее. Соответственно, термин "современное искусство" для меня загадочен. Сколько времени оно "современно"? Кому оно "современно" - ведь люди и культуры разные? Кто решает, что является современным искусством, а что нет, и по какому праву? Заметим, что наряду с термином "современное искусство" часто употребляется и другой – "actual art", "art actuel", "arte attuale". Но понятно, что прямым переводом на русский язык будет не "актуальное искусство", а "действенное искусство". Но снова: в каком смысле оно действенное? Оно действенно на протяжении какого отрезка времени? Кто это решает? И вообще, разве бывает бездейственное искусство? То есть, опять нет ответа…
3. И, тем не менее, глупо было бы отрицать, что феномен современного искусства существует. Несмотря на экономическую стагнацию, в мире открываются все новые музеи современного искусства. Биеннале ризомно плодятся как грибы и проводятся в разных неожиданных местах. Ярмарки современного искусства все множатся и множатся, аукционы постоянно бьют рекорды, а обороты на рынке современного искусства исчисляются многими миллиардами долларов. Чтобы обеспечить этот рынок, тысячи учебных заведений выпускают сотни тысяч художников, искусствоведов, кураторов, арт-менеджеров и экономистов, специализирующихся в области
contemporary art, разумеется, мало кто из
 
 
 
них добивается успеха, но спрос на профессию не падает. Что все это значит?
Я не знаю, хотя почти всю жизнь занимаюсь искусством, поскольку почти ничего другого делать не умею, и хотя я вроде бы признан в качестве одного из не самых плохих современных художников России
4. Я нередко задаюсь вопросом: не бессмыслица ли то, что я делаю? Возможно, да, особенно по сравнению с тем что делали художники прошлого, начиная с анонимных автором росписи в Альтамире и пещере Трех братьев, в сравнении с Рублевым, Пьеро делла Франческа, Сессю, Гойей, Сезанном. Нескромность, слишком завышенная планка?
Нет, просто когда сидишь на плечах гигантов хорошо видишь собственную малость. Но тут я вспоминаю слова Кандинского, которого не очень люблю как художника, о "творческой необходимости". Впрочем, можно оставить высокие рассуждения о творчестве и вспомнить про так называемое поисковое наблюдение, присущее некоторым особям высокоразвитых животных.  Эти особи отличаются от прочих тем, что совершают поступки, кажущиеся бессмысленными. Например, они зачем то едят вроде бы не съедобные растения или отправляются в бесцельные дальние странствия. Обычно они погибают, но иногда приобретают очень важный опыт выживания, который передают свои более нормальным братьям и сестрам. Наверное, художников современной ситуации, когда все критерии и каноны почти утрачены, или, во всяком случае, стали сомнительными, можно сравнить с 
 
 
 
 
 
 
  
 
 
такими полоумными воронами, волками и дельфинами. Разумеется, я не ответил ни на один из заданных себе вопросов. Но повторяю, если бы ответы у меня имелись, я перестал бы быть художником и думать об искусстве. Занялся бы чем-нибудь не менее интересным, но имеющим точные очертания, цели и приносящим полезные результаты. Причем это могли бы быть даже такие вроде бы герметические дисциплины, как палеолингвистика или исследование пищеварительного тракта у какого-нибудь эндемического редкого вида мотыльков. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  
 
 
Никита Алексеев.
ПУШКИН, СНЕГ, НАБОКОВ, КРЫМ
 
Артзебс - резиденция Ялта - Севастополь 02.12-16.12
 
Творческие встречи прошли в: 
   Прессцентре  г.Севастополь 12.12.2012  (ул.Суворова 39, офис 1)
   ЛНАИ, Севастопольский
факультет 13.12.2012 (ул. Мечникова 5)
 
Резиденция Артзебс, работает для того, чтобы показать знаковых художников в Украине и познакомить их с Крымом. В рамках этой программы, 8-й год проходит Симпозиум современного искусства Бирючий на Азовском море, проходили резиденция Вики Бегальской (Москва) в Ялте, в усадьбе Барятинских и Вячеслава Машницкого (Херсон) в Байдарской долине. Гость, с которым мы хотим вас познакомить –
Никита Феликсович Алексеев (Москва) — российский художник, живописец, график, автор художественных акций, объектов и инсталляций. Куратор выставок современного искусства, автор многочисленных публикаций в российской и международной прессе, участник группы «Коллективные действия», основатель галереи АПТАРТ.
Никита Алексеев принимал участие во множестве русских и зарубежных выставок, среди которых были La nouva arte sovetica - una prospettiva non ufficiale (Венеция, 1977), MANI Museum - 40 Moskauer Künstler (Frankfurter Karmeliterkloster, Франкфурт-на-Майне, 1991). Его работы были показаны на Международной Биеннале современного искусства в Праге (2005) и на 1-й Биеннале современного искусства в Салониках (2007), 54-й Международной Биеннале, Венеция (2011).
Работы находятся в коллекциях Государственной Третьяковской галереи (Москва), Государственного Русского музея (Санкт-Петербург), Государственного Центра современного искусства (Москва), Kupferstichkabinett (Берлин); The Jane Voorhees Zimmerli Art Museum. The Norton and Nancy Dodge Collection, Rutgers, the State University of New Jersey, Нью-Брунсвик, Нью-Джерси, США; Museo d’arte moderna e contemporanea di Trento e Rovereto (MART), Fondo Sandretti del ’900 russo, Роверето, Италия, Бахчисарайского музея и других.
 
ПУШКИН, СНЕГ, НАБОКОВ, КРЫМ
(объяснительная записка)
 
Крым для меня одна из родин: хотя сейчас я здесь бываю редко, никогда не забуду переживание того, как в раннем детстве увидел с перевала вогнутый горизонт моря и чашу неба над ним. А то, как за хвост поймал рыбу-черта между камней в бухточке под Генуэзской крепостью, как забыть? Или – как спьяну ночью перелезал стену Чуфут-Кале, а потом прятался на Тархан-Куте от жуткого солнца в расщелине скалы? Либо – как бродил по зимней Яйле и цеплялся за кривые сосенки, чтобы не сдуло в сторону Трапезунда?
И так далее…
Своими словами обо всем этом я рассказать не могу. Поэтому попросил великих писателей, много знавших про Крым, быть моими иллюстраторами, а также обратился с просьбой о помощи к прекрасному французскому художнику Пьеру Сулажу. Он никогда не бывал в Крыму, но родился и вырос в похожих местах: он про южную зиму, море и горы знает много.
 
                                                                                                                      
СНЕГ В КРЫМУ (ПОЧТИ ПО ПЬЕРУ СУЛАЖУ)
 
В 2001-м мне повезло: я пару часов разговаривал с одним из моих любимых художников ХХ века, Пьером Сулажем. Ему тогда было 82 (к счастью, он здравствует и сейчас), мы обедали, он со вкусом ел и пил и рассказывал интересные истории из своей богатой событиями жизни. Я не удержался и задал ему вопрос, который Пьер наверняка слышал уже несколько тысяч раз: "Почему ты больше пятидесяти лет пользуешься только черной краской?".
Несомненно, ответ был давным-давно отшлифованный. Тем не менее, он великолепен.
"Понимаешь, я южанин, родился в городишке Родез в Пиренеях. Для меня очень важно солнце. В наших краях оно бывает ласковым, но бывает и страшно жестоким, от него не спрячешься. Кстати, обычно думают, что моя фамилия происходит от глагола soulager ("облегчать, снимать боль"), но это не так: она связана со словом "soul", "солнце" на местном диалекте. Так вот, когда мне было шесть лет, зимой, я разболелся. Ангина, высокая температура, я лежал в постели и с тоской смотрел в окошко. И тут повалил снег! Через несколько минут скучная улица, где я знал каждый камень, стала белой и ослепительно засверкала под солнцем. Я вскочил с кровати, побежал в кабинет к папе, схватил там листок бумаги, пузырек чернил и ручку. И начал рисовать белизну снега, его сияние. Не успокоился, пока бумага не стала полностью черной, а простыня  покрылась черными кляксами. Я болел, родители меня простили. Вот я и занимаюсь до сих пор тем же самым: пытаюсь черной краской нарисовать лучащийся свет".
С  Пьером Сулажем я в рисовании света, конечно, ни в коем случае не соревнуюсь. Я только попытался передать свое впечатление от снега в декабрьской Ялте, пережитое в начале 1980-х. И, чтобы не быть полным его эпигоном, сделал наоборот. От почти черного к  близкому к белому.
 
 
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
ПЕРВАЯ ЛИНИЯ, ВЫХОД К МОРЮ
 
С юности одно из самых моих любимых стихотворений Пушкина это его позднее,1834 года, "Пора, мой друг, пора!...". Ритм, рифмы, аллитерации и интонация совершенны. Рассуждать про абсолютный синтез ясности, иронии и печали, сделанный в этом восьмистрочнике, бессмысленно. Вот и хожу по миру уже скоро полвека, читаю себе про "Давно, усталый раб, замыслил я побег / В обитель дальнюю трудов и чистых нег". Надеюсь, к старости начинаю лучше понимать, что я бормочу себе под нос.
Пушкин мечтал уехать хотя бы на время из России и увидеть мифологические для него Грецию, Италию и Испанию, стоять на берегу моря и, наблюдая игру волн, впитывать свет южного неба. Он видел только Крым и Одессу. Мне повезло, я видел то, о чем он мечтал, и даже больше. Но с пользой ли? Сравнить нельзя.
Есть утешение: возможно, он, мечтая о побеге "в обитель дальнюю трудов и чистых нег", ее видел так же, как я. Это беленый домишко на "первой линии", где пахнет чабрецом, лавандой и полынью, над притолокой висит связка лука, а из двери видно море.
 
 
 
   
   
УМЕР УМАРАХМЕТ, УМЕР (В ОЖИДАНИИ СТЕНКИ)
 
Когда был молодым, не любил – как положено было московским снобам-авангардистам, – Набокова. Мол, все слишком красиво, его проза – это вроде подточенного червями роскошного ириса. Постепенно я начал понимать, что Набоков гениален. Конечно, лучшее, что он написал, это созданные на склоне лет Lolita, Pale Fire, воспоминания, литературоведческие статьи и интервью.
Но и в ранних его работах светит такая луна, что по ее дорожке можно по шелковому морю добежать не только до Стамбула, но и до Киото.
Например, короткий пассаж из романа "Подвиг" про событие, настигшее Мартына Эдельвейса летом 1919 на пути из Адреиза в Симеиз:
"…а то случилось раз, что Мартын возвращался домой из Адреиза, где жила Лидина семья, ночью, летней крымской ночью, местами иссиня-черной от кипарисов, местами же бледной, как мел, от неживой белизны татарских стен против луны, … "А я говорю, что Умерахмет," – тихо, но еще грознее повторил тот, и тут Мартын заметил, при вспышке луны, что у него в руке крупный револьвер. "А ну-ка, становись к стенке," – проговорил человек, – "Тут никакой стенки нет," – сказал Мартын. "Я подожду, пока будет," – загадочно заметил человек, и, хрустнув камешками, не то опустился на корточки, не то присел, – в темноте было не разглядеть".
Похожий случай был со мной когда-то на пути через виноградник между магазином "Солдайя" в Судаке и хутором возле Восточного шоссе. Рассказать об этом не смогу: все сказано Набоковым.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
  
 
  
 
 
 
 
Никита Алексеев.
 
 
При поддержке:
 
 
 
 
 
 
 
Ассоциация ОСМД г. Севастополя
 
 
Фиолент, Церское село г.Севастополь
 
<< назад